воскресенье, 21 марта 2010 г.

Имперские страсти.

Залитая солнцем арена гладиаторских боёв, пёстрая многотысячная публика на трибунах, в благодатной тени императорской ложи император с жёнами и домочадцами, доспехи стражников, расставленных по всем секторам гигантского амфитеатра, гул толпы, бряцание оружия, пронырливые слухачи, снующие тут и там. На арене не обречённые смертники, а когорты кланов и влиятельных группировок во главе со своими представителями.

Бои большей частью притворные, когорты демонстрируют позиционную войну, маневрируя по арене, стремясь повыигрышнее выглядеть в глазах императора. Тем не менее, оружие в руках самое настоящее и хотя смертельные ранения случаются нечасто, вереница раненых, отводимых слугами в казематы резерва, практически не прерывается. Им на смену на арену тянутся свежие бойцы – ристалища не должны останавливаться ни на минуту.

На первый взгляд всё идёт по привычной годами накатанной колее, вот только император за последнее время видимо сдал. Годы берут своё, и нет уже былого азарта во взгляде, всё реже приподнимается он с трона, реагируя на происходящее на арене, ещё реже вмешивается в ход ристалищ. Впрочем, рука его по-прежнему тверда, а голос властен и любого усомнившегося в этом ждёт мгновенная смерть. Для того и расставлена верная стража по всем ярусам, для того и рыскают по толпе шпионы, чтобы не допустить заговора, чтобы в зародыше подавить любую смуту. Ну, а то, что недоброжелателей у него хватает императору и без слухачей известно.

Всякая власть рождает пропорциональную зависть, а безграничная власть порождает неограниченное число завистников. И что бы им не жилось!? Казалось бы, всё им дал, и хлеба и зрелищ в достатке. Где бы они все были, неблагодарные, без его императорской мудрости?! Так бы и пасли скотину, как тысячу лет назад, и не видели бы ничего другого в жизни, кроме собственного надела.

Словно в подтверждение мрачным мыслям императора на арену время от времени падают пущенные из-за пределов амфитеатра камни. Напоминают о себе смутьяны, улизнувшие от императорского правосудия. Большого ущерба их катапульты принести не могут, и целиться сложно и стража щитами прикрывает, но сам факт их существования будоражит народ, рождает в головах крамольные мысли. Оттого-то императору каждый камень, как ножом по сердцу.

Ни о чём другом он так не жалеет, как о своём некстати проявленном великодушии. Ведь каждого из них он в своё время за горло держал, сожми пальцы покрепче, и хрустнут позвонки, потускнеет взгляд, а у молвы память короткая. Кого, из тех, с кем он расправился, сейчас вспоминают? То-то же. Но, нет, не сжал, смилостивился на свою голову. Дорого ему теперь та милость обходится.

Крепко запомнил тот урок император - доверять никому нельзя! Привязать человека можно только через страх, через соучастие, а лучше через кровь. Почему Цезаря всей толпой мечами кололи – чтобы на каждом его кровь осталась, чтобы не было потом правдолюбцев-обвинителей. Вот те, кто сейчас на арене когортами командует, эти никуда не денутся. Слишком много за каждым числится в его императора списке, оттого и служат ему верой и правдой. Да и деньги немалые за ними теперь стоят, есть, что терять, если какая дурь в башку стукнет.

Хоть и нет причин в преданности сомневаться, а всё-равно, нет-нет отправляет император кого-нибудь из допущенных на галеры хлебнуть лиха. Чем неожиданней немилость, тем больше страха у оставшихся, чтобы не забывали шельмы, кому обязаны.

Одна кручина у императора, поздно послали Боги наследника, расти и расти ещё пацану до совершеннолетия, а здоровье у императора уже не то, что в прежние годы. Хоть и возят к нему врачей финикийских да шаманов, толку с этих шарлатанов ни на грош. А передавать трон не по крови, всё равно, что приговор себе подписать. Те, кто сейчас громче всех славословят первыми же и набросятся. За страх свой многолетний, за унижения, да на угоду толпе. На зятьёв-гадёнышей тоже надежды мало, не дочку же вместо себя на трон сажать! Нет, не насладиться императору покоем на склоне лет. Так и придётся сидеть в этом осточертевшем кресле, пока не пробьёт час, пока не покатится по плитам выпавший из холодеющей руки императорский жезл.

Свои заботы и у командиров когорт. Сколько бы власти в провинциях они не имели, сколько бы ни собрали ополчения под свои знамёна, а против императорских легионеров им и часа не выстоять. Да и соседние кланы тут же в спину ударят – и перед императором выслужатся, и от конкурента избавятся. Если, конечно, договориться и разом подняться, ну так такого случая, чтобы все кланы договаривались, и самые древние старики припомнить не могут. К тому же и трон не буханка - на всех не делится.

На самом деле в том, что власть давно пора менять, никто из них не сомневается. Казна пустеет на глазах, а император и бровью не ведёт. Ему то что, на его век денег хватит, а чем после этого народ кормить – не его забота. Вот и спускают ушлые царедворцы казённые сестерции на всё более пышные прожекты, лишь бы урвать причитающуюся им десятину. А тем временем и арена обветшала и кое-где по опорным колоннам амфитеатра трещины пошли. Ещё год-два такой вакханалии и спасать будет нечего.

Можно, конечно по примеру канцлера прикупить виллу на острове, но ведь весь клан на вилле не поселишь, да и доходные предприятия все в империи, на кого их бросать? Тут выход, или самому брать власть, или, если самому не по плечу, то с более сильным договариваться. А как договариваться, когда кругом глаза и уши? Дойдёт до императора – и глазом моргнуть не успеешь, как дротик между лопатками войдёт. Мятежники и те, хоть ноги унесли, а всю правду говорить не торопятся, что же от оставшихся ждать? Вот и маневрируют командиры по арене, с застывшим выражением восторженной преданности на лице, норовя занять позиции поближе к императорской ложе, чтобы в нужный момент короче было бежать. Но и соперники их не лыком шиты, ту же школу прошли, и не меньшие ресурсы имеют – и тянется в казематы вереница раненых, оставляя кровавый след вдоль арены.

Группировки, что послабее, к ложе не рвутся, а наоборот держаться в противоположной части арены, где тень. Самостоятельных шансов у них нет никаких, но от того к кому они в решающий момент примкнут, будет зависеть исход борьбы. Напряжённое ожидание и в ложе иностранных послов. Все они «кристально честные люди, отправленные за границу, чтобы бессовестно врать в интересах родной страны». Они с дежурной улыбкой возносят хвалу императору, при этом, хладнокровно просчитывая, на кого делать ставку в предстоящей политической игре. Как и положено профессионалам, послы дружно отворачиваются, когда дротик стражника пронзает кого-то из толпы, дипломатично предпочитая не вмешиваться «во внутренние дела суверенной империи».

Что до самой толпы, то в ней никаких признаков беспокойства не видно. Ей главное, чтобы ристалища не останавливались и чтобы вовремя подносили еду и питьё. Отдельных нарушителей спокойствия быстро выводит стража, а если в соседа метнули дротик, то видимо было за что. Народ привык подчиняться приказам императора и не видит причин для того, чтобы этот порядок менять. Думающих людей в толпе ничтожное меньшинство и за этим меньшинством идёт непрекращающаяся охота.

Картина в итоге складывается неутешительная. Чем дольше сохраняется статус-кво, тем в больший упадок приходит империя, тем большую цену придётся платить в будущем за её восстановление. Кроме того, нет гарантии, что через год или два падение не примет необратимый характер. Нарушить сложившийся порядок без риска для жизни не может на данный момент ни один из командиров когорт, ни сам император. Из всех вариантов передачи власти наиболее оптимальный для императора «стихийный» вариант одновременно является и самым кровавым, поскольку в отсутствие предварительных договорённостей кланы ринутся к ложе, круша всех и вся на своём пути, а добежавший первым счастливчик тут же развернёт против конкурентов легион императорской охраны.

Рассчитывать на проснувшееся сознание толпы тоже не приходится, толпа по природе инертна и не двинется с места до тех пор, пока не увидит перед собой альтернативного лидера с простыми и понятными призывами. Поскольку кровавый вариант для всех участников и зрителей является наименее приемлемым, следует ожидать активизации тех, чьи потери в этом случае будут наиболее ощутимыми – командиров когорт и стоящих за ними капиталов. Им, как никому другому нужны гарантии сохранения накопленного добра.

Передавая ничего не значащие приветы и отряжая на тайные встречи своих доверенных лиц, они, не покидая арены, могут создать переговорное поле, в котором будут обсуждаться вопросы будущего устройства империи. Самым насущным из них будет кандидатура преемника в случае «стихийного» варианта. С учётом того, что ни один из кланов не имеет решающего перевеса, компромиссным вариантом может стать переходная фигура на период подготовки к всенародным выборам (цепочку отказов предусмотренных имперскими законами преемников несложно будет организовать). Потенциальный кандидат должен быть нейтральным по отношению ко всем основным кланам и легко «продаваемым» толпе.

Скорее всего, речь может идти о выборе между не успевшим себя скомпрометировать патрицием и провинциальным наместником. Если первый этап переговоров пройдёт успешно, следующим шагом может стать организация пышных торжеств по случаю проводов императора на давно заслуженный отдых. Как любое подготовленное приятное событие они должны будут нести в себе элемент сюрприза. Впрочем, я, похоже, ухожу от темы, а как сказал Цицерон «величайшее из достоинств оратора - не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно».

11 комментариев:

  1. Браво! Отличный тактический шаг, прямого упоминания имени императора нет, но ёжику понятно о ком речь - пуст локотки покусают гб-шники, а ведь это мысль - все статьи писать в аллегоричной форме, кому надо- поймут, кому не надо - засудить не смогут%-)
    Постоянная читательница

    ОтветитьУдалить
  2. В целом развитие событий напоминает пройденный этап клановой борьбы первой половины 90-х в соседней (южной) империи. Другими словами, отставание на лет так 10 минимум.

    ОтветитьУдалить
  3. "Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории." Гегель.

    ОтветитьУдалить
  4. По моему действия Романа помешали Аблязову в поднятой им теме.
    Роман подумайте хорошо. Противоборствующей команде только это и надо было.

    ОтветитьУдалить
  5. Вот и у меня сложилось мнение, что Роман уже давно не с Мухтаром в команде, а сам по себе двигается, или я заблуждаюсь?...

    ОтветитьУдалить
  6. Тактически правильно было сообща развивать конкретную тему без ненужных обобщений. Доказательная база ведь была убедительной. Возможно стоит продолжить мухтару в том же ключе. Окончательное решение о разбирательствах по таким вопросам должно высказать первое лицо страны. Если и такое решение будет отрицательным то только тогда могут следовать логические обобщения с соответствующим переходом ответственности.
    Аналитик

    ОтветитьУдалить
  7. Роман мы молодые,сильные и умные готовые ко всему...К большим, мирным переменам в стране а если зло сильно будут мешать нам в этом.То готовые и силой добиваться право на светлую жизнь.Ибо надо жить сегодня и сейчас ,чем потом и с позором.И пусть наши дети гордятся нами, ведь это так важно всем людям.

    ОтветитьУдалить
  8. Роман мы молодые,сильные и умные готовые ко всему...К большим, мирным переменам в стране а если зло сильно будут мешать нам в этом.То готовые и силой добиваться право на светлую жизнь.
    И вы думаете, что я наивен в своих предположениях, что как только люди определяться с тем каких именно перемен они хотят и ждут, и если найдутся партии, готовые дать им эти перемены, то народ будет молча смотреть на действие? Вот вам и ответ, что будет делать большинство. Архивариус.

    ОтветитьУдалить
  9. Кстати, аналитик, поддерживаю Вас. Архивариус

    ОтветитьУдалить
  10. Почитал сайт Республики сегодня и подумалось, что неплохо было бы определить подходящего посредника. Хоть ситуация для власти и Аблязова зашла далеко, но может зайти еще "дальше". Признаю что это не лучшая идея, но интересы страны могут сильно пострадать. Такими темпами альтернативой этому скоро могут стать только "немирные изменения".
    Аналитик

    ОтветитьУдалить
  11. Каждому человеку ,независимо от расы,веры и положению в обществе.На протяжении всей жизни,постоянно необходимо признание.Признание друзей,женщин,детей и общества в котором он живет.А самое главное признание самого себя как человека.Поэтому я желаю всем нам не быть равнодушными к тому что происходит, оно не обойдет вас стороной .Признайтесь себе что это наша общая проблема и решать его надо нам всем вместе.И только тогда,мы сможем получить признание от своих детей и внуков.

    ОтветитьУдалить