среда, 30 декабря 2009 г.

Поздравляю вас, гражданин соврамши!

Если несколько раз подряд повторить вслух слово «спасли-спасли-спасли», то оно тут же начинает слышаться, как "паслись-паслись-паслись». Чем чаще руководство БТА и Самрука заявляет о спасении банка, тем отчётливей за повторяющимся речитативом начинает проявляться совершенно иной смысл. Если раньше сводки о состоянии переговоров были скупыми, как сообщения Информбюро в первые месяцы войны,то в последнее время недостатка в освещении успехов переговоров нет и в помине. Достижение принципиальной договорённости по параметрам реструктуризации долгов БТА ознаменовало победу государства в противостоянии с кредиторами и привело чиновников в состояние лёгкой эйфории. Под перезвон бокалов с шампанским из правления банка тихо слиняли исполнившие свой антикоррупционный долг перед Родиной г-да Сартбаев и Мухаметкалиев. Помимо беспокойства за судьбу самого банка такой вахтовый метод работы членов правления вызывает и обеспокоенность судьбой бессменных Дунаева, Сайденова и Варенко. В условиях высокой «текучести» корабельных крыс шансы остающихся на благополучный исход становятся всё более иллюзорными.

Тем не менее, на текущий момент горизонт чист, курс проложен, а враги если и не повержены, то временно отброшены. Победителей, как известно, не судят и в интервью, щедро раздаваемых участниками событий, начинают приоткрываться подробности, ранее державшиеся в секрете. Как всегда в изложенной официальной версии присутствуют и правда, и полуправда и определённая доля прямого вранья. Я решил не тащить комментарии этих высказываний в Новый Год, а оставить их году старому, которому они по всем своим признакам принадлежат.

Выступая на пресс-конференции БТА, посвящённой подписанию соглашения с кредиторами, г-да Сайденов и Дунаев подробно остановились на основных параметрах реструктуризации. Судя по уверенной презентации и ссылкам на подготавливаемые основные условия юридическое оформление достигнутых договорённостей вопрос времени. Цели, поставленные Самруком, полностью достигнуты и по завершении реструктуризации «БТА в обновлённом формате будет прибыльным, устойчивым, прозрачным», одним словом таким, каким он и был до захода Самрука, только гораздо меньше.

Миноритарных акционеров Сайденов успокоил, тем, что судьба их акций будет решаться «в соответствии с законодательством Республики Казахстан». Тремя днями позже в соответствии с этим самым законодательством отправили за решётку 11 ни в чём не виновных людей, так что расслабляться миноритариям пока рано. Дунаев посчитал нужным перевести эту загадочную фразу на доступный язык, сказав, что аннулироваться акции не будут. Возможно и так, только в меморандуме все 100% акций расписаны до копеечки между Самруком и кредиторами. Выходит, фразу об аннулировании из текста убрали, но и свободных акций к распределению не оставили.

Револьверная кредитная линия по торговому финансированию, которую Сайденов попытался выдать за один из основных переговорных «трофеев», отражает не «веру партнёров в казахстанскую экономику и БТА банк», а их решительность не уступать шантажу в этом вопросе. Раздел, посвящённый ТФ, почти без купюр перекочевал в соглашение из кредиторского варианта реструктуризации (Приложение В сентябрьского меморандума). Под давлением со стороны международных банковских ассоциаций, а в случае с Гермесом и германского правительства ТФ дисконтировать не стали. То, что Дунаев на пресс-конференции назвал дисконтом в 52%, на самом деле представляет облигации с нулевым купоном, которые кредиторы выбрали, исходя из соображений оптимизации налогов. Для компенсации процентов в качестве довеска к этому пакету добавили субординированный долг, акции и долю в восстановленных активах.

К слову говоря, в части последних никакой ясности так и нет. Единственной озвученной цифрой стала оценка консультантов в 20% от проблемного портфеля или по разъяснениям Дунаева 15% от портфеля общего. Согласно сентябрьскому бизнес-плану она должна составить порядка 1,5 млрд.долл. Половина этих средств причитается банку, половина кредиторам, но только через 10 лет. При таком раскладе банк получает в лице кредиторов союзника в деле выбивания активов из оффшорных компаний и сохраняет возможность манипуляций с активами компаний российских. Ведь чиновников интересуют не сами предприятия-заёмщики, а те активы, которые стоят за их акционерами. При полюбовном урегулировании российский владелец всегда сможет продать компанию-заёмщика за рубль фиктивному коллектору втихую расплатившись с казахами каким-нибудь сторонним «свечным заводом». Отследить договорённости на этом уровне кредиторы будут не в состоянии.

Не «по-христиански» обошлись с исламскими бондами, их приравняли не к старшему, а к субординированному долгу и соответственно дисконтировали на 80%. Даже если арабские банки будут оспаривать такое решение на общем собрании кредиторов, они останутся в меньшинстве и на исход реструктуризации повлиять не смогут. С другой стороны и про заимствования у шейхов в среднесрочной перспективе можно забыть, но эти соображения обновлённый БТА не волнуют.

На удивление большое замешательство вызвал вопрос о размере капитала реструктурированного банка. Сайденов после некоторых вычислений сказал, что из реструктурируемых в капитал пойдёт около 7 млрд. долл., и что достаточность К1 составит 5,2% при требуемых 5. Поскольку других цифр на сегодняшний день не озвучено, приходится считать от того же сентябрьского бизнес-плана. 5,2% от ожидаемых на конец года 12,7 млрд. долл. активов дают нам порядка 660 млн. долл. капитала первого уровня, в три раза меньше, чем на начало года. Плохо то, что капитал банка даже после реструктуризации будет балансировать на грани достаточности. Это не оставляет менеджменту резерва на дополнительное создание провизий. И, хотя и председатель правления и председатель СД в голос заявили, о том что дальнейшего ухудшения качества портфеля не последует, ни тренды, ни ситуация в экономике такого оптимизма не поддерживают. Кроме того, в 2010 году, несмотря на 10%-е восстановление провизий банк планирует по-прежнему показать убыток.

Впервые Дунаев назвал истинную причину резкого ухудшения качества ссудного портфеля – после захода Самрука клиенты прекратили обслуживать долги. Многие из платежеспособных клиентов вслед за депозиторами ушли в другие банки. Теперь с оставшимися клиентами банк будет либо договариваться о возобновлении платежей, либо банкротить. Проблема заключается в том, что банкротство клиента улучшению положения банка никак не способствует. Процедуры реализации залогового имущества могут затянуться на месяцы, в результате банк в ожидании подъёма рынка будет накапливать убытки.

Дальше пошло откровенное враньё. Дунаев сказал, что суд в Англии «практически уже вошёл в финальную стадию», на самом деле дата начала слушаний ещё не назначена, и вряд ли они начнуться раньше апреля. Следующей фразой Председатель СД дал понять, что только отсутствие формального разрешения со стороны судьи мешает ему поделиться с журналистами всей информацией, связанной с процессом. И здесь он погрешил против истины, решением суда, информация, предоставленная ответчиками, раскрывается только представляющим истца юристам, но никак не самому банку. Признания судом Англии решения алматинского специализированного суда я пока в глаза не видел, но могу предположить, что оно страхует банк от подачи исков только на территории Великобритании и США, а подавать иски в других юрисдикциях кредиторам и миноритариям никто не мешает. Кроме того, такой запрет должен действовать до окончания реструктуризации, т.е., насколько я понимаю, до середины 2010 года.

«Широким шагом навстречу со стороны кредиторов» назвал Сайденов увеличение их вклада в реструктуризацию с 4,2 до 6,7 млрд. долл. по сравнению с сентябрём. Умолчал Анвар Галимуллаевич о том, что этот шаг обошёлся Самруку в увеличение на ту же сумму нового долга. По первоначальному варианту суммарный дисконт для старших кредиторов составлял около 80%, теперь же он составляет около 50%. Несмотря на то, что на потраченные государством 7 млрд. долл. кредиторы ответили только 6,7 млрд., Самрук по-прежнему считает заход в банк с чистым результатом в минус триста миллионов, экономически оправданным. И, судя по тону высказываний, по-прежнему остаётся единственной организацией, придерживающейся такого мнения.

Соврамши оказались г-да Дунаев с Сайденовым и вопросе предыстории захода государства в БТА. Дунаев сказал, что о контрольном пакете речь в переговорах никогда не шла, видимо, запамятовав, за что БТА предложили в октябре 2,3 млрд. долл. «поддержки». От Сайденова я с интересом узнал, что договора на заход Самрука в качестве 25% акционера я никогда не подписывал. На деле, БТА не только одним из первых подписал меморандум, но накануне захода правительства первым же узаконил этот пункт решением собрания акционеров. В то время, как подобные собрания в Халыке и Казкоме состоялись на 1,5-2 месяца позже. В пылу праведного гнева Арман Галиаскарович сначала сказал, что Аблязову не принадлежало ни одной акции, и брать на себя обязательства по обеспечению пула неучаствующих в эмиссии акционеров он подписывать никак не мог. И тут же, не переводя дыхания, сообщил о подтверждении Аблязова в качестве владельца банка судом Англии. Закончилась эта тирада призывом делать самостоятельные выводы.

Последовав призыву, я для себя вывод сделал следующий: до тех пор, пока у руля в банке остаётся Самруковская команда, закрывать тему БТА на блоге мне рановато. Чем дальше от событий, тем наглее будет переписываться официальная версия крупнейшей в истории современного Казахстана государственной авантюры. Уже сейчас в выступлениях первых лиц государства она начинает окрашиваться в благородный цвет монументальной бронзы. Там, где краска ложится плохо и на свет проступают заржавевшие конструкции, их покрывают ещё одним слоем, а потом ещё одним, благо в спикерах у режима недостатка нет. Со временем это упорство вознаграждается, и всё сооружение начинает приобретать вполне благопристойный вид. Только под всей этой респектабельной оболочкой куда ни ткни пальцем – труха.

3 комментария:

  1. Действительно данный блог будет актуальным еще не менне полугода, а может и год (если ориентироваться на сроки английского правосудия или любого другого, которые могут возникнуть).

    ОтветитьУдалить
  2. Во дают!

    Предновогодние шалости Совета директоров «БТА Банка»

    А как иначе можно оценить сообщение о решении Совета директоров от 22 декабря 2009 года, которым прекращены полномочия заместителей председателя правления АО "БТА Банк" Сартбаева М.М. и Мухаметкалиева М.Д.?
    Дело в том, что вышеупомянутые господа покинули банк в конце августа 2009 года – в те же дни, когда с «благодарностью» были уволены заместители председателя правления Ботабаев Нуржан и Мамештеги Садуакас.

    Одномоментное увольнение четырех «замов» сильно смахивало на демарш или даже на скандал, в котором руководство «Самрук-Казына», естественно, было не заинтересовано. Видимо, поэтому фотографии Сартбаева и Мухаметкалиева до недавнего времени можно было найти среди членов правления.

    После массового исхода в правлении остались Сайденов, Варенко и Жумахметов.

    Следует заметить, что Жумахметов Абилаким Сейтмагамбетович в начале августа был назначен директором Астанинского филиала и в Алматы практически не бывал.

    А первый зампред Варенко Николай Витальевич, несмотря на то, что он является правой рукой председателя, в Алматы бывает не чаще Жумахметова. Никто точно не знает, где он, но все понимают, что он где-то между Тбилиси, Киевом, Лондоном, Москвой. И везде у него тяжбы при поддержке бесчисленной армии консультантов, которых тоже никто толком не видел, но за неосязаемый труд которых платятся вполне реальные деньги «БТА Банка».

    С конца августа в распоряжении председателя правления «БТА Банка» был только Ельцов, которого в спешном порядке бросили на укрепление «БТА Банка» из Инвестиционного фонда и весь опыт работы которого в банковской сфере сводился к тому, что он два года был ВНЕштатным советником председателя правления пенсионного фонда.

    В октябре месяце им на помощь пришел великий банкир Орумбаев, которому при поддержке «Самрук-Казыны» удалось сломить более чем полугодовое сопротивление АФН и получить заветное согласование, несмотря на то, что он категорически не соответствует требованиям «правил».

    За что «Самрук-Казына» так издевается над крупнейшим банком страны, нам неизвестно.
    Господин Варенко на картине присутствует, но его не видно в силу его виртуальности. Господин Жумахметов - номинальный зампред, и поэтому чести быть увековеченным не удостоился.





    PS. Мы пытались связаться с зампредами Ельцовым и Орумбаевым (которого, кстати, повысили до командующего филиалами «БТА банка»), чтобы узнать о результатах их ратного труда на благо отечества, но не дозвонились.

    Мы обязательно найдем их.

    Страна должна знать своих героев!

    ОтветитьУдалить
  3. Роман, добрый вечер!
    Если позволите начну с цитаты вашей статьи: "Впервые Дунаев назвал истинную причину резкого ухудшения качества ссудного портфеля – после захода Самрука клиенты прекратили обслуживать долги. Многие из платежеспособных клиентов вслед за депозиторами ушли в другие банки. Теперь с оставшимися клиентами банк будет либо договариваться о возобновлении платежей, либо банкротить. Проблема заключается в том, что банкротство клиента улучшению положения банка никак не способствует. Процедуры реализации залогового имущества могут затянуться на месяцы, в результате банк в ожидании подъёма рынка будет накапливать убытки".
    По-моему, мысль Дунаева достаточно четко выражена.
    В результате отказа клиентов от платежей по облуживанию кредитов банк вынужден формировать провизии, которые как раз негативно и отражаются на соответствующих нормативах достаточности капитала. И если заемщик отказывается обслуживать кредит, отказывается договариваться, в том числе и о возможной реструктуризации при представлении дополнительных гарантий или залогового обеспечения, банк вправе задаться вопросом о лояльности клиента и предпринять меры юридического характера, в том числе и в форме иска о банкротстве.
    В этом случае есть хотя бы шанс не остаться с формально зарегистрированным залогом, который по прошествии времени ну никак не подорожает даже при подъеме рынка. Взять хотя бы автотранспорт, который не то чтобы за год, за месяц может принять форму некоторого никому не нужного количества лома.
    Времени банк итак потерял достаточно. И пора уже действительно предпринимать решительные меры по отношению к должникам, в том числе и к строительным компаниям, которые прикрываясь дольщиками решили просто-напросто позабыть о других кредиторах.
    Пример взаимоотношений Альфа-банка и компаний господина Олега Дерипаски очень полезен для БТА.
    И если кто-то переживает за банкротство конкретных предприятий то, наверное, это его личная проблема.

    ОтветитьУдалить