среда, 28 апреля 2010 г.

Апрельские тезисы БТА банка

На прошлой неделе, аккурат в годовщину дефолта, БТА банк провёл конференц-звонок с кредиторами, посвящённый подписанию окончательных условий реструктуризации. После продолжительных и тяжёлых поисков компромисса руководству банка удалось-таки договориться с Комитетом кредиторов по основным параметрам списания долгов. Теперь единственным рубежом на пути к завершению процесса осталось одобрение общего собрания кредиторов, назначенного на 28 мая. Никаких неприятных сюрпризов от голосования команда Самрука не ожидает, тем не менее, председатель правления Анвар Сайденов, проводивший конференц-звонок, не поленился два раза повторить слово в слово, что в случае недобора необходимого количества голосов в поддержку согласованных условий «кредиторы получат гораздо меньший возврат своих средств, а, скорее всего, просто ничего не получат».

Чтобы закрепить в памяти инвесторов официальную версию «спасения» банка, председатель напомнил, что первыми тревожными сигналами в адрес АФН стали «жалобы розничных клиентов на неисполнение платежей» и «неспособность банка обслуживать долги кредиторов». Последней же каплей, переполнившей чашу терпения регулятора, по словам Сайденова, стал «отказ банка от участия в увеличении капитала в российской и украинской дочках». Для исправления ситуации АФН, не дожидаясь окончания собственной проверки, потребовало от банка в два дня довести провизии до уровня не меньше 24,9% от ссудного портфеля. Трудно сказать, как эта мера могла отразиться на судьбе клиентов и зарубежных дочек, зато она давала гарантированный повод для национализации. Подтверждением этому служит тот факт, что после захода правительства срочность в создании провизий немедленно отпала, и АФН согласилось повременить с исполнением предписания ещё четыре месяца до первого июня.

Поскольку официальная версия под давлением руководящих установок гнётся, как берёза на ветру, и от презентации к презентации постоянно меняется, считаю необходимым остановиться на этом моменте подробнее. Во-первых, на момент захода правительства БТА исправно обслуживал все свои обязательства, и первый дефолт был объявлен уже новой командой в апреле месяце. Во-вторых, жалобы розничных клиентов имеют к реальности не большее отношение, чем байки Келимбетова о круглосуточных очередях к нашим банкоматам с октября 2008-го. Розничные депозиты выдавались по первому требованию, то же касается и клиентских платежей. И, конечно же, участие в капитале дочерних банков никак не мог стать для АФН сюрпризом, поскольку именно за это право мы и боролись с регулятором ещё с конца 2007 года.

Кому понадобилось искажение фактов объяснять не надо. В большей мере читателя может заинтересовать вопрос, почему позиция правительства с каждым разом меняется так, а не иначе. Попробую предложить свою версию. Сейчас уже ни для кого не является секретом, что силовой захват банка планировался ещё с начала 2008-го года. На это был направлена первая, неудавшаяся попытка АФН заставить БТА в одночасье увеличить провизии ко Дню смеха, на это был направлен спешно разработанный пакет поправок в законодательство по «укреплению финансовой устойчивости», ради этого в октябре акционеров четырёх крупнейших банков оседлали «государственной поддержкой». Уступка в снижении первоначально запрашиваемой доли с 63 до 25%, была пустой формальностью, правительство не собиралось исполнять взятые обязательства, а потому и не удосужилось изменить в оговорённую сумму в 2,3 млрд. долларов.

Согласно поправкам поводом для национализации должны были послужить жалобы клиентов на неисполнение платежей и, начиная с декабря, правительство проводит согласованную кампанию по обескровливанию банка. РД Казмунайгаз неожиданно отзывает размещённый в БТА депозит, Нацбанк ограничивает операции РЕПО, Казком и Халык отказывают в межбанковских кредитах. Одновременно из Астаны начинают распространяться слухи о скором банкротстве БТА, они усиливаются после демонстративного заявления правительства о выделении двух миллиардов долларов Халыку и Казкому. Проводя работу по дискредитации банка, правительство попутно решало задачу по обвалу стоимости торгуемых на KASE акций БТА, что позволило впоследствии солидно сэкономить на цене входа. Расчёт на нехватку ликвидности в конечном итоге не оправдался, и АФН вынуждено было задействовать другой вариант. Тем не менее, для истории важно зафиксировать именно первоначальную версию, оттого и заявляет Анвар Галимуллаевич, ничтоже сумняшеся, про жалобы клиентов.

То же передёргивание фактов и в вопросе о капитализации дочек. В конце 2007 года, оправившись от первого шока, АФН с Нацбанком попытались запретить банкам любое увеличение капитала в дочерних компаниях за пределами Казахстана. Нам предложили подписать меморандум, который замораживал зарубежные инвестиции на уровне ноября 2007 в обмен на меры по поддержке краткосрочной ликвидности, которые Нацбанк по идее должен был оказывать без каких-либо предварительных условий. На тот момент БТА отказался подписывать соглашение, и в январе 2009 это стало дополнительным инструментом по выкручиванию рук со стороны правительства. Но вернёмся к реструктуризации.

Презентация, предложенная инвесторам, опирается на цифры третьего квартала. Вообще-то, согласно законодательству, аудиторы несут ответственность за задержку в предоставлении годового отчёта после 1 апреля, но в случае с БТА руководство явно не заинтересовано ускорять публикацию годовых цифр. Думаю, не ошибусь, если предположу, что радости инвесторам они не добавят. Итак, за восемь месяцев управления банком команда Самрука списала 9,3 млрд. долларов ссудного портфеля, за вычетом директивных депозитов потеряла половину депозитной базы и создала отрицательный капитал в 9,2 млрд. долл. Провизии по корпоративному портфелю составили 85,3%, МСБ – 26,5% и рознице – 34%. Если списания корпоративного портфеля дружно отнесли на грехи предыдущей команды, то провалы по МСБ и рознице, безусловно, «заслуга» нового руководства.

По сравнению с декабрьским меморандумом условия реструктуризации изменились не сильно. Для создания минимального регуляторного капитала в 1,2 млрд. долл. 4,5 млрд. долгов спишет Самрук и 6,8 млрд. кредиторы. После реструктуризации у банка останется 4,4 млрд. долл. долгов, погашать которые скорее всего придётся за счёт всё той же государственной поддержки. Прежним акционерам банка в новом капитале оставили то ли 0,1%, то ли вообще ничего, в этом вопросе выступление и презентация расходятся. Шесть пакетов долгов скомпоновали в пять, приравняв исламских кредиторов к прочим держателям бондов. Доля Самрука в новом банке составит 81,5% и вопросами возврата ранее списанных активов команда Самрука продолжит заниматься без вмешательства внешних кредиторов.

На конец сентября прошлого года авантюра по «спасению» БТА обошлась государству в 8,3 млрд. долл. За вычетом списываемых кредиторами 6,8 млрд. получаем чистый убыток в полтора миллиарда долларов. К этому следует добавить затраты Самрука по сегодняшний день и на период окончательного выздоровления казахстанского банковского сектора. Даже по завершении реструктуризации БТА останется проблемным активом, обременённым значительным объёмом долгов и исками со стороны прежних акционеров. Насколько будет заинтересован в приобретении такого актива Сбербанк, мы увидим уже летом. Пока же от завершения реструктуризации БТА в большей степени выигрывают другие казахстанские банки, международные кредиторы которых ждали решения этой проблемы с прошлого года.